Московская коллегия адвокатов «Арутюнов и партнеры»

Д

 
орогие друзья!

Добро пожаловать на сайт Москoвской кoллегии адвoкатов «Арутюнoв и партнеры». Специалисты нашей коллегии адвокатов имеют за своими плечами солидный опыт и богатую судебную практику (более 5 000 судебных процессов).

 Наши адвокаты в практической деятельности строго придерживаются правил адвокатской этики. Мы всегда ориентированы на успех, а не на участие. Решение ваших проблем становится делом чести наших адвокатов. Как свидетельствуют отзывы наших клиентов, профессионалы Моcковской кoллегии адвокaтов «Арутюнов и партнеры» полностью соответствуют высоким стандартам. В своей работе наши адвокаты используют методы классической школы адвокатуры и европейский командный подход. Ведение всех дел адвокатов коллегии контролируется (или корректируется) лично мной от начала и до самого конца. Наши адвокаты всегда помнят о том, что за каждым делом стоят люди и их судьбы, поэтому мы не имеем право на ошибку!

                                 МЫ СЛУЖИМ НАШИМ КЛИЕНТАМ!

   Я горжусь нашей командой адвокатов!   Отличительной чертой наших юристов и адвокатов является совмещение  практической и научной деятельности, что позволяет нам поддерживать и оказывать юридические услуги на высоком профессиональном уровне и быть одними из самых информированных в условиях быстро меняющегося российского законодательства. За комментариями к нашим адвокатам часто обращаются журналисты различных средств массовой информации. Услышать и задать вопросы нам можно в прямом эфире на радио "Русская служба новостей", "Радио Москвы", радио "Комсомольская правда". Адвокаты Московской коллегии адвокатов «Арутюнов и партнеры» рады помочь всем нуждающимся (как физическим так и юридическим лицам) в оказании юридических услуг. Весомый опыт наших адвокатов в разрешении конфликтов и споров в сферах предпринимательской деятельности, обширная судебная практика адвокатов и широкое представление интересов наших клиентов как в российских, так и в международных организациях, в органах государственной власти, в арбитражных судах  и судах общей юрисдикции - к вашим услугам!

                           МЫ С ВАМИ ДО ПОБЕДНОГО КОНЦА!

 

 

С уважением, председатель коллегии, адвокат, доктор юридических наук
Арутюнов А.А.

 

 

Новости

Слушайте...


16 января 2017 года (17-00 - 18-00) на радио "Радио Москвы" (92,0 FM) cлушайте в прямом эфире передачу "Де-юре" с участием адвоката, доктора юридических наук Александра Арутюнова.    
 
 

Читайте...

Лучше не стало: эксперты оценили работу судов в 2016 году

      

 

Почему судьи стали внимательнее прислушиваться к мнению налоговых организаций, ослабла ли «обвинительная связка» между правоохранительными органами и судами, какие значимые события произошли в российском правосудии в уходящем году - известные адвокаты поделились с РАПСИ своими мыслями и рассказали, чего ждут от наступающего года.

Корень всех бед

Адвокат Алексей Мельников сразу уточняет, что его оценка итогов уходящего года – сугубо субъективная.

«На первое место для себя я бы поставил вступление в сентябре в силу закона о третейском разбирательстве. Ситуация, которая сложилась, была полнейшей вакханалией, появлялись липовые арбитражные учреждения, но сейчас сделана попытка навести порядок, а как будет – покажет время. Хотя бы сделан серьезный шаг. Второе важное событие – отзыв Россией своей подписи под римским статутом о создании международного уголовного суда (МУС)», - считает Мельников. Адвокат напоминает, что в 2000 году мы подписали закон, но не ратифицировали его. По его мнению, эта ситуация явилась прямым следствием того, что прокурор МУС дал крайне резкую оценку присоединению к России Крыма. «Россия решила второй раз не наступать на грабли, как это было с энергетической хартией и делом ЮКОСа. Тогда, в 1994 году, хартия была подписана, но не была ратифицирована. Мы все помним страшные волнения, вызванные этой ситуацией: именно на основании этого нератифицированного договора арбитражным судом были приняты колоссальные взыскания с России. Чтобы не было сомнений и не пришлось ходить в МУС, хотя мы не вступили в него, Россия отозвала свою подпись. И третье важное событие уходящего года – ситуация с правом КС РФ оценивать решения международных судов и ЕСПЧ на предмет соответствия Конституции. То есть в 2016-ом мы стали более закрытыми, хотя однозначно негативную оценку я бы не давал этому», - сказал Мельников.

Также адвокат вспоминает инициативу Съезда судей по созданию отдельных апелляционных и кассационных судов в системе общей юрисдикции (съезд проходил в Москве в декабре). «Конечно, это не закон, но так как озвучил это председатель Верховного суда, и со стороны президента прозвучало одобрение, реализация такого плана крайне высока. Надеюсь, опыт кассационных и апелляционных судов, накопленный в рамках арбитражной системы, ляжет в основу нововведения, и суды станут более независимыми», - отметил Мельников.

Что касается «минусов» уходящего года, то, по словам адвоката, в налоговых делах наметилась тенденция ужесточения: суды проявляют «более внимательное отношение» к позиции налоговых органов. «Наблюдается какое-то лоббирование государством своих интересов в налоговой сфере. Не секрет, что у нас проблемы с финансами в стране, и эта волна – попытка решить проблему силами налогоплательщиков. Процент отмененных актов налоговых органов заметно снизился, это стало очень заметным в этом году», - заключил адвокат.

Его коллега Александр Арутюнов при подведении итогов года сразу заговорил о «больной теме» для российского правосудия – «обвинительной связке между правоохранительными органами и судом». «Она существовала всегда, и в советские времена, просто тогда об этом не говорили. В 2012-ом году еще кандидат в президенты Владимир Путин заявил, что эту связку надо ломать – это был один из пунктов его предвыборной программы. Говорилось об этом все время, но до сегодняшнего дня так и не было озвучено, как это сделать. Так что как существовала она, так и существует. Все основные дополнения и изменения важны, но вот эту связку надо сломать – это корень всех наших юридических бед в правоприменительной деятельности. Пока мы не сломаем ее, ничего не получится», - уверен Арутюнов.

Период правового цинизма

А адвокат Сталина Гуревич однозначно заявила, что никаких изменений в судебной системе за год, по ее мнению, не произошло. «Ничего не меняется, ровным счетом. Сращивание судебной и исполнительной власти дошло до состояния симбиоза. Сейчас невозможно донести до судов незаконность действий следствия, например. Верховный суд каждый раз вносит изменения какие-то, говорит о недопустимости избрания меры пресечения без оснований и доказательств – всем все равно. Работать невозможно, иногда просто опускаются руки, потому что понятие закона в наших судах исключено, судьям это неинтересно. Из года в год только хуже с каждым разом. Если раньше суды отказывали следствию в мерах пресечениях, то сейчас закрываются глаза на любые нарушения закона, переписываются постановления. Честнее было бы сразу расстреливать всех, раз уж функции адвокатов сейчас декоративны, увы», - сказала Гуревич.

По мнению адвоката Александра Высоцкого, никаких существенных событий в уходящем году в российском правосудии, к его сожалению, не произошло.

«Я считаю, что в России сейчас кризис доверия к судебной системе. Президент страны Владимир Путин в своих посланиях 2014 и 2015 годов неоднократно говорил о необходимости новых подходов в работе правоохранительных органов, об их оторванности от экономической ситуации в стране, о доминировании обвинительного уклона в уголовном процессе. Верховный Суд в постановлениях пленумов и его председатель Вячеслав Лебедев регулярно указывают на одни и те же проблемы правосудия в России: на формальный подход судей при рассмотрении уголовных дел, на участившиеся среди судей случаи неверного толкования действующего законодательства, на необходимость ограничения применения заключения под стражу в виде меры пресечения. Несмотря на наличие правильных деклараций в области уголовной политики, качественных изменений не наступило», - считает Высоцкий. По его мнению, нынешнее состояние правоприменения можно назвать периодом правового цинизма, суть которого заключается в том, что нормы права грубо нарушаются непосредственно самими правоприменителями, то есть работниками правоохранительных органов и судами.

«В данном случае я веду речь о системных грубых нарушениях уголовно-процессуального, уголовного и иного законодательства следователями, прокурорами и судьями непосредственно при осуществлении уголовного судопроизводства. У каждого адвоката найдется достаточное количество примеров сказанному. В моей новейшей практике имеется случай подделки приговора судьей, а точнее председателем суда, после его провозглашения, и ситуация осталась без какого-либо реагирования со стороны ВККС (Высшая квалификационная коллегия судей) России, несмотря на соответствующую жалобу и постановление апелляционной инстанции, подтвердившей мой вывод», - сказал Высоцкий.

Адвокат вслед за коллегами обращает внимание на отсутствие в России практики оправдательных приговоров. «Официальная статистика – около 0,5%, определяется оправдательными приговорами, выносимыми мировыми судьями по делам о преступлениях небольшой тяжести и коллегиями присяжных, она не отражает фактическое качественное состояние уголовных дел. Судам всех инстанций пора перестать идти на поводу у стороны обвинения и начать давать надлежащую правовую оценку событию преступления и доказательствам, представляемых государственным обвинителем. Я не веду речь о лояльном отношении суда к доводам защиты, я говорю о реализации судами принципов уголовного процесса: равенства и состязательности сторон, обязанности прокурора, а не суда, доказывать виновность подсудимого, а также толкование всех сомнений в виновности обвиняемого в его пользу. Инициатива должна исходить от Верховного Суда. Как только он начнет отменять в кассационном и надзорном порядке решения судов первой и апелляционной инстанций, последние перестанут выносить необоснованные обвинительные приговоры», - уверен Высоцкий.

По его мнению, в закон «О статусе судей в Российской Федерации» необходимо внести правовую норму, предписывающую среди прочих требований к кандидату в судьи обязательное наличие не менее 3-х летнего стажа работы в качестве адвоката.

«С учетом того, что наш Дед Мороз по образованию юрист, я попросил бы его обязать суды быть независимыми, а Следственный комитет возвратить под крыло Генерального прокурора, признав эксперимент с созданием самостоятельного следственного органа неудачным. Вообще, я Деда Мороза попросил бы о многом, что наболело за почти тридцатилетнюю юридическую практику. Лучше бы, конечно, при личной встрече, а пока гражданам Российской Федерации я желаю, чтобы в наступающем году у них не было повода обращаться к докторам и адвокатам», - заключил Высоцкий.


                                                    Диана Гуцул (РАПСИ, 3 января 2017 года)

 

Читайте...

Российское общество vs Божена Рынска. Юридические аспекты

 

 

Комментарии Божены Рынска о гибели в сочинской авиакатастрофе журналистов НТВ вызвали шквал возмущения в российском обществе.

После этого Рынска удалила первый пост, но стала публиковать новые, в которых продолжала выражать радость по поводу гибели журналистов. В ответ неизвестные лица с помощью автовышки наклеили фотографии погибших в крушении Ту-154 журналистов НТВ на окна балкона квартиры Рынска, последняя при этом пыталась содрать фотографии с окна. «Было совершено нападение. К нам в квартиру попытались влезть через балкон. Приехала машина с подъемником, попытались открыть окна. На балкон налепили фотографии (журналистов) НТВ», — написала Рынска в социальной сети.

         По нашему мнению, госпожа Рынска «за что боролась, на то и напоролась». Неужели она рассчитывала на иную реакцию со стороны российского общества? Впрочем, если с моральной стороной произошедшего все понятно, то читателям портала Виперсон.ру, наверное, интересны юридические аспекты случившегося. Итак, по порядку.

        

         Подлежат ли юридической ответственности неизвестные лица, обклеившие балкон квартиры Рынска фотографиями погибших журналистов?

Так, правомерно ли утверждение самой Рынска, назвавшей их «бандидами»? Согласно ст. 209 УК РФ («Бандитизм») бандой признается устойчивая вооруженная группа, признаков которой в нашем случае, очевидно,  нет. Далее. Можно ли считать неизвестных лиц хулиганами? Напомним, что хулиганство есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное: а) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия; б) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы (ч. 1 ст. 213 УК РФ). Оружие или предметы, используемые в качестве оружия, неизвестными лицами не применялись, а о мотивах политической или иной, указанной в статье, ненависти или вражды в отношении социальной группы (группы, а не одного человека!) речь идти не может. Следовательно, состава уголовно наказуемого хулиганства в действиях неизвестных лиц нет. Более того, в их действиях нет даже состава мелкого хулиганства, ибо мелкое хулиганство (ч. 1 ст. 20.1 КоАП РФ) есть нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся нецензурной бранью в общественных местах, оскорбительным приставанием к гражданам, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества. Говорить, например, о повреждении чужого имущества в нашем случае ведь не приходится, ибо наклейка фотографий на окна балкона не повлекла никаких последствий. Разве только остатки клея придется, госпоже Рынска, отмыть, но тут уж…

А нет ли в действиях неизвестных лиц состава вандализма, предусмотренного ст. 214 УК РФ? Вандализм означает осквернение (осквернение!) зданий или иных сооружений, порча имущества на общественном транспорте или в иных общественных местах. Можно ли расценивать наклейку фотографий погибших журналистов на окна балкона как осквернение здания? Вопрос риторический.

Наконец, остается вопрос о нарушении неприкосновенности жилища (ст. 139 УК РФ). В указанной статье речь идет о незаконном проникновении в жилище, совершенном против воли проживающего в нем лица. Нет никаких сомнений в том, что наклейка с внешней стороны окон балкона фотографий никак не может быть расценена как проникновение в жилище.

 

Итак, действия неизвестных лиц, наклеивших фотографии погибших журналистов на окна балкона квартиры Рынска, юридической оценке не подлежат.

 

Теперь о юридических последствиях действий самой госпожи Рынска. Известно, например, что уже имеют место обращения в Генеральную прокуратуру РФ и  Следственный комитет РФ с просьбой дать правовую оценку постам Божены Рынска в социальных сетях, возбудить уголовное дело в отношении последней по ст. 282 УК РФ, наказать ее за «бесчеловечный поступок». Думается, правоохранительные органы с этим разберутся, хотя, по нашему мнению, правовая оценка действий Божены Рынска будет представлять определенные трудности.

         Наконец, о возможности лишения Божены Рынска российского гражданства. На сайте change.org опубликована петиция, в которой содержится просьба о лишении гражданства Божены Рынска и выдворении ее за пределы России. Указанная петиция набрала уже более 150 000 подписей. Тем не менее, лишить Божену Рынска российского гражданства нельзя. Нельзя, ибо в соответствии с ч. 3 ст. 6 Конституции Российской Федерации гражданин Российской Федерации не может быть лишен своего гражданства. Но, кстати, гражданин РФ не может быть лишен и своего права изменить его. В-общем, если Божена Рынска пожелает изменить свое гражданство, то российское общество, пожалуй, не будет против.

 

А.Арутюнов, адвокат, доктор юридических наук, профессор МГПУ (специально для Виперсон.ру)

 

Слушайте...


26 декабря 2016 года (17-00 - 18-00) на радио "Радио Москвы" (92,0 FM) cлушайте в прямом эфире передачу "Де-юре" с участием адвоката, доктора юридических наук Александра Арутюнова.    

Слу


12 декабря 2016 года (17-00 - 18-00) на радио "Радио Москвы" (92,0 FM) cлушайте в прямом эфире передачу "Де-юре" с участием адвоката, доктора юридических наук Александра Арутюнова.   

Читайте...

Адвокаты призывают следствие прислушаться к совету президента «не шуметь»  

Следственные и правоохранительные органы не должны создавать «информационный шум» вокруг резонансных дел, поскольку подрывают тем самым принцип презумпции невиновности и могут повлиять на решение суда, такого мнения придерживаются эксперты, опрошенные РАПСИ.

В четверг Президент РФ Владимир Путин выступил с посланием Федеральному собранию.

«Отдельно остановлюсь на теме борьбы с коррупцией. В последние годы было немало громких дел в отношении чиновников муниципального, регионального, федерального уровня… У нас, к сожалению, стало практикой поднимать информационный шум вокруг так называемых резонансных случаев. И нередко этим грешат сами представители следственных, правоохранительных органов. Хочу обратить, уважаемые коллеги, ваше внимание на это и сказать, что борьба с коррупцией – это не шоу, она требует профессионализма, серьезности и ответственности, только тогда она даст результат, получит осознанную, широкую поддержку со стороны общества», - сказал он.

Лучше так, чем никак 

Адвокат Марат Аманлиев убежден, что следственные и правоохранительные органы должны озвучивать информацию о коррупционных делах, чтобы «население знало, что с коррупцией идет борьба». «Другое дело – наказание, которое за коррупцию у нас назначает суд. У нас люди, ворующие миллионы и миллиарды из бюджета, получают условные сроки, а мелкие чиновники за незначительный проступок – реальные сроки и огромные штрафы. Вот этому моменту бы внимание уделить. А резонанс и шум нужны, но не раз в год, показательные, а систематические и на постоянной основе», – считает Аманлиев.

Собеседник агентства признается, что предпочтет наличие «информационного шума», чем его отсутствие. «Но доля логики в словах президента есть. Проблема в том, что, когда что-то происходит, у нас подхватывают новость и обсуждают неделями, будто важнее больше ничего нет. Это крайность. Но пусть лучше так будет, чем никак. Хотя в идеале должен быть не шум, а простое, объективное и умеренное освещение в СМИ», – сказал Аманлиев.  

Адвокат Александр Арутюнов «готов подписаться под каждым словом президента». «Это действительно так, по громким делам органы следствия сразу начинают пиарить свою кампанию. С адвокатской точки зрения, это делается с целью скрыть недостаток доказательств, за счет информационного шума его пытаются восполнить», - считает Арутюнов.  При этом он призывает не забывать и о другой ситуации: когда защитники подозреваемого начинают «активно говорить о невиновности лица», а следственные органы противодействуют «атаке», невольно включаясь в информационную гонку.

«Рекомендовать следственным и правоохранительным органам не устраивать шоу – правильно, но, с другой стороны, они могут оказаться в незавидном положении, если, как в случае с тем же делом экс-министра Алексея Улюкаева, сливать информацию будет только защита подозреваемого. Но где та грань, где информация вбрасывается с целью покрыть недостаток доказательств, а где – с целью предоставить объективную информацию – определить сложно», – сказал Арутюнов.

Хороший совет

А адвокату Оксане Михалкиной информационное освещение резонансных дел в СМИ не мешает, «а только помогает». «Дело в том, что СК и МВД так или иначе первыми дают информацию в СМИ и зачастую она преувеличенная. А мы именно через СМИ имеем возможность донести до общества правдивую версию. У нас или так, или как двадцать лет назад, когда про любые дела не сообщалось вообще, информация подавалась наверх в виде сводок и носила служебный характер», – рассуждает Михалкина. Адвокат обращает внимание на то, что широкое освещение в СМИ дела, виновность фигуранта которого не установлена судом, подрывает принцип презумпции невиновности.

На этот же момент обращает внимание адвокат Иван Сустин. «Информационный шум, о котором говорит президент, безусловно, мешает. И именно по той причине, что органы предварительного следствия выдают информацию однобоко, а все СМИ потом ссылаются на эти пресс-релизы и обвиняют человека по факту, тогда как его вина не доказана в суде. Это может повлиять даже на судебное решение. Я надеюсь, что следственные органы прислушаются к совету президента», – заключил Сустин.

Адвокат Александр Высоцкий полностью поддерживает мнение президента.

«Я с ним полностью согласен, потому что часто СМИ, которые ориентированы только на информацию правоохранительных органов, выдают желаемое за действительное, а в итоге у граждан формируется мнение о пока подозреваемом человеке, как о враге. Это неправильно. С учетом того, что человек под стражей, его образ в итоге формируется однобоко и однозначно в негативном свете. Напомню, что с моего коллеги следствие взяло подписку о неразглашении по делу мэра Владивостока Игоря Пушкарева. Получается, следствие свою позицию озвучивает, грязью человека поливает, а защита ответить не может. Это несправедливо», – сказал Высоцкий. Адвокат считает, что наряду со следственными и правоохранительными органами, ответственность за происходящее должны нести и СМИ. «Прежде, чем опубликовать информацию об обвиняемом, они как минимум должны связаться со стороной защиты и выслушать иное мнение. А вывод о виновности или невиновности общественность уже сделает сама», – заключил он.  

Диана Гуцул (РАПСИ, 1 декабря 2016 года)

 

Чита

Скандал в Мастерской классического костюма

Бывшая PR-менеджер элитной столичной Мастерской классического костюма Юлия Зеленская, избитая при увольнении, рассказала LifeNews о произошедшем конфликте. Как утверждает девушка, владелец ателье Антонио Паласиос-Фернандес на глазах у десятка сотрудников спустил её с лестницы. Девушка опубликовала внушительный пост на своей странице в «Фейсбуке», где описала случившееся с ней. Пользователи социальной сети поддержали её, а некоторые даже предложили помощь. Как оказалось, Юлия не первая, кто пострадал от руководства ателье премиум-класса — несколько девушек оставили нелестные отзывы о мастерской и, в частности, о её владельцах.

Так, Ирина Сафина рассказала, что ей повезло больше, чем Юлии — она отделалась только отсутствием зарплаты и угрозами. После увольнения девушке звонил брат Антонио и по совместительству совладелец мастерской Рамон Паласиос-Фернандес и настоятельно рекомендовал девушке не распространять негативную информацию об ателье. — В противном случае мне пообещали большие проблемы, — рассказала Ирина.

Обе пострадавшие уже подали заявление в местную полицию, но в планах у них и обращение в прокуратуру.

Адвокат Савва Харитонов, который будет представлять интересы потерпевших, считает, что полицейские в этой ситуации сработали недостаточно хорошо.

— Несмотря на то что все доказательства собраны, есть видео- и фотоматериалы, выписка из больницы с описанием побоев, дело всё равно спустили даже не в отдел дознания, а к участковому. Но и тот до сих пор не связался с моей подопечной, — заявил адвокат Юлии Зеленской.

По словам потерпевшей Юлии Зеленской, причиной произошедшего конфликта стало нежелание владельца ателье заплатить ей за работу при увольнении. Когда же девушка попыталась добиться выплаты денег, хозяин мастерской избил её и силой выставил на улицу.

 

Оставляя в стороне, как мы это и вынуждены обычно делать, нравственную составляющую случившегося, попробуем разобраться с юридической стороной происшествия.

Нет ничего странного и удивительного в том, что “дело спустили даже не в отдел дознания, а к участковому”. Это обычная и основанная на законе практика.

Однако далее события могут развиваться, как минимум, по двум направлениям.

Первый вариант. Допустим, девушке были причинены побои (ч. 1 ст. 116 УК РФ) или легкий вред здоровью (ч. 1 ст. 115 УК РФ). В этом случае участковый уполномоченный, скорее всего, вынесет постановление об отказе в возбуждении уголовного дела и предложит потерпевшей обратиться  с заявлением в мировой суд. Это связано с тем, что уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 115 и ч. 1 ст. 116 УК РФ, признаются делами частного обвинения, по которым даже дознание не проводится. В мировом же суде вполне возможно, что владелец мастерской, в свою очередь, подаст встречное заявление и будет настаивать на привлечении к уголовной ответственности девушки, которая, как следует из видео в Интернете, тоже наносила мужчине удары. В результате, владелец мастерской будет одновременно и подсудимым, и потерпевшим. В таком же статусе окажется и девушка. Надо заметить, что в судебной практике такие варианты развития событий “имеют место быть”. Заканчиваются они, как правило, примирением сторон и прекращением дела.

Второй вариант. Очевидно, что случившееся есть итог личной неприязни между работодателем и работником, но, как утверждает девушка, все произошло на глазах у десятка сотрудников. Это означает, что, возможно, владелец ателье действовал из хулиганских побуждений, что коренным образом может повлиять на квалификацию его действий. Так, умышленное причинение легкого вреда здоровью или нанесение побоев из хулиганских побуждений квалифицируются соответственно по п. “а” ч. 2 ст. 115 УК РФ или п. “а” ч. 2 ст. 116 УК РФ. Уголовные дела по указанным преступлениям не относятся к делам частного обвинения и признаются делами публичного обвинения, поэтому по такого рода делам дознавателем проводится дознание, а потом уже дело при наличии доказательств обвинения направляется в суд. Как видно, первый вариант более предпочтителен для владельца мастерской, а второй – для девушки. Время покажет, как будут развиваться события…

 

А. Арутюнов, адвокат, доктор юридических наук, профессор МГПУ

(11 февраля 2016 г.)