Московская коллегия адвокатов «Арутюнов и партнеры»

Адвокат АРУТЮНОВ АЛЕКСАНДР АРТАШЕВИЧ

 

- Университетский диплом с отличием в 1982 году. 

 

- Защита диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук в 2001 году.

 

- Защита диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук на тему «Соучастие в преступлении по уголовному праву Российской Федерации» в 2007 году.

 

- Стаж адвокатской деятельности с 1983 года.

 

 

Александр Арутюнов занимает первую строчку в рейтинге персональных страниц Viperson (раздел "Право").

 

 

Александр Арташевич Арутюнов входит в рейтинг лучших адвокатов Москвы и России (https://advokat-rating.ru).

 

Новости

Читайте,,,

  

 

Детектор лжи (полиграф)  в уголовном процессе

Как известно, доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в определенном уголовно-процессуальным законом порядке устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела; в качестве доказательств, в частности допускаются показания подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля, эксперта (статья 74 УПК РФ). При этом каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела (статья 88 УПК РФ). В этой связи в судебной практике возникал (и вызывал определенные трудности) вопрос о достоверности результатов исследований с использованием полиграфа и признания их в качестве доказательства по уголовному делу. 

Верховный Суд Российской Федерации разрешил эту проблему и по конкретному уголовному делу (vsrf.ru/stor_pdf.php?id=2134162)7 указал: «Для психофизиологического исследования с использованием полиграфа, о необходимости проведения которого указывает в жалобе потерпевшая, отсутствуют научно обоснованные методики, что не позволяет использовать полученные результаты в качестве доказательства по делу». На наш взгляд, это означает, что такие доказательства являются недопустимыми и не имеют юридической силу (статья 75 УПК РФ). Причем это касается результатов исследования с использованием полиграфа как подозреваемого и обвиняемого, так и других участников процесса (например, потерпевшего и свидетеля). 

Таким образом, использование полиграфа в уголовном процессе закончилось…

Это позволяет предложить для защиты следующее: 1. Защита в уголовном процессе должна  ходатайствовать о признании (в случае их наличия) результатов исследования на полиграфе недопустимым доказательством. 2. Заявление защитой ходатайств о проверке показаний подзащитного на полиграфе потеряло смысл. 

А. Арутюнов, адвокат, председатель МКА «Арутюнов и партнеры», доктор юридических наук (Всероссийский рейтинг «Лучшие адвокаты», Виперсон; 6.08.2022 г.)

 

Слушайте...

14 июля 2022 года в 16-48 в прямом эфире на радио "Говорит Москва" адвокат, доктор юридических наук Александр Арутюнов примет участие в обсуждении вопроса о запрете  содержать домашних животных по приговору суда.

 

Читайте...т

 

 Верховный Суд Российской Федерации дал разъяснения по вопросам применения законодательства о необходимой обороне  

 

            Как известно, основные положения законодательства о необходимой обороне изложены в статье 37 Уголовного кодекса Российской Федерации. Действует и постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.09.2012 № 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление» (назовем его основным), в которое Пленумом Верховного Суда РФ от 31 мая 2022 года № 11 (далее - Пленум) внесены изменения. Указанные изменения касаются следующего.

Так, Пленум дополнил пункт 3 основного постановления указанием, что к посягательствам, защита от которых допустима в пределах, установленных частью 2 статьи 37 УК РФ, относятся, в частности, незаконное проникновение в жилище против воли проживающего в нем лица, не сопряженное с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия. Тем самым Пленум разъяснил законный способ защиты от подобных случаев, имеющих место на практике. Например, в квартиру вслед за хозяином без его  разрешения и против его воли входит (выставив ногу и не позволяя закрыть входную дверь) посторонний человек. Налицо незаконное проникновение в жилище, но при этом указанное лицо не применяет насилие, опасное для жизни владельца квартиры, отсутствует даже непосредственная угроза применения такого насилия. Пленум четко указывает, что от такого посягательства можно (и нужно!) защищаться, но это отнюдь не означает, будто хозяин квартиры получает право на любые действия, вплоть до лишения незнакомого лица жизни. Ссылка Пленума на часть 2 статьи 37 УК РФ означает: защита от подобных посягательств правомерна, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства. Другое дело, если вслед за хозяином в квартиру врывается человек с пистолетом, ножом или битой. Очевидно, что в этом случае речь идет о общественно опасном посягательстве, которое сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия. Никаких пределов необходимой обороны при подобного рода общественно опасных посягательствах нет, поэтому обороняющийся имеет полное право избрать любые способы и средства защиты и даже лишить нападающего жизни. Кстати говоря, относительно угрозы применения насилия Пленум внес дополнения в пункт 8 основного постановления и разъяснил, что состояние необходимой обороны, помимо прочего, может иметь место и в случаях, когда защита была осуществлена при обстоятельствах, свидетельствующих о наличии реальной угрозы совершения общественно опасного посягательства, а действия обороняющегося лица непосредственно предшествовали этому посягательству и были направлены на его предотвращение (например, посягающее лицо высказывало угрозу немедленного применения насилия в условиях, при которых у обороняющегося лица имелись основания опасаться осуществления этой угрозы, направляло в сторону обороняющегося лица оружие, что свидетельствовало о намерении этого лица применить это оружие непосредственно на месте посягательства.

Далее, Пленум дополнил пункт 9 основного постановления установкой, что не могут признаваться провокацией нападения правомерные действия лица, в том числе направленные на пресечение нарушения общественного порядка. Наверное, подобный вывод обусловлен наличием судебной практики, свидетельствующей о «неприятностях» для лиц с активной жизненной позицией, пресекающих нарушения общественного порядка. Порочную практику надо, безусловно, искоренять, чему должна поспособствовать приведенная позиция Пленума.

            Наконец, последние изменения касаются пункта 13 основного постановления. Пленум дополнил его важным указанием: «При проверке доводов подсудимого о совершении общественно опасного деяния в состоянии необходимой обороны суд обязан исходить из принципа презумпции невиновности (часть 3 статьи 14 УПК РФ), в том числе учитывать, что подсудимый не обязан доказывать свою невиновность или наличие в его действиях признаков менее тяжкого преступления. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых подсудимым в свою защиту, лежит на стороне обвинения, а все сомнения в наличии состояния необходимой обороны и (или) виновности лица, обвиняемого в превышении ее пределов, которые не могут быть устранены в порядке, предусмотренным Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, толкуются в пользу подсудимого». Следует отметить по этому поводу, что в своей адвокатской практике мы почти всегда старались (точнее, были вынуждены) приводить по делам о необходимой обороне доводы в пользу невиновности своих подзащитных, доказывая наличие состояния необходимой обороны. Однажды, между прочим, сторона обвинения даже упрекнула нас в том, что мы не доказали невиновность подсудимого?! Будем надеяться, что ситуация кардинально поменяется.

 6 июня 2022 г.                                

А. Арутюнов, адвокатА. Арутюнов, адвокат, председатель МКА «Арутюнов и партнеры», доктор юридических наук (Всероссийский рейтинг «Лучшие адвокаты», Виперсон; 6.06.2022 г.)
 

Слушайте...

12 февраля 2022 года (12-15  -  12-30) слушайте на радио "Спутник" передачу о терроризме с участием адвоката, доктора юридических наук Александра Арутюнова.

 

Слушайте...

9 февраля 2022 года (13-08  -  13-20) слушайте на радио "Спутник" передачу о новых правилах сдачи квартир в аренду с участием адвоката, доктора юридических наук Александра Арутюнова.

 

Читайте...

Верховный Суд Российской Федерации дал значимые для защиты разъяснения

           

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ рассмотрела жалобу на приговор по делу об убийстве, сообщило РАПСИ, и изменила его по следующим основаниям.

Из приговора следует, что при определении размера наказания суд учел, помимо иных обстоятельств, мнение потерпевшего, просившего о строгом наказании подсудимого. Между тем, указал Верховный Суд РФ, по смыслу статьи 60 УК РФ суд не связан с мнением сторон при назначении наказания, вид и размер которого определяются в соответствии с обстоятельствами, прямо указанными в законе. Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ подчеркнула: «Само по себе мнение потерпевшего, без ссылок на характер и степень общественной опасности преступления, личность подсудимого, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, и влияние наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи, не может являться основанием для определения конкретного вида и размера наказания, если только такое мнение не признано судом смягчающим наказание в соответствии с частью 2 статьи 61 УК РФ. Иное означало бы, как и в данном деле, усиление меры ответственности виновного лица на основании одного лишь мнения представителя стороны обвинения, которое не основано на определенных в законе критериях и в силу этого является по существу произвольным. Следовательно, имеет место существенное нарушение норм уголовного закона, которое повлияло на исход дела путем необоснованного усиления наказания». В этой связи из приговора было исключено мнение потерпевшей стороны как обстоятельства, повлиявшего на назначение наказания, а назначенное осужденному наказание было смягчено.

Итак, позиция Верховного Суда РФ заключается в том, что мнение потерпевшего не может быть признано отягчающим вину обстоятельством, ибо не является таковым в соответствии с требованиями статьи 63 УК РФ. Иные обстоятельства, не указанные в названной статье, не могут быть признаны отягчающими. В то же время, помимо смягчающих обстоятельств, предусмотренных частью 1 статьи 61 УК РФ, при назначении наказания могут учитываться в качестве смягчающих и  другие обстоятельства, о чем прямо указано в части 2 статьи 61 УК РФ. В частности, мнение потерпевшего, ходатайствующего, к примеру, о назначении подсудимому более мягкого наказания.

Адвокатская практика свидетельствует о том, что иногда потерпевшие еще до суда требуют у виновной стороны чрезмерно высокой денежной компенсации для смягчения своей позиции по делу; в противном случае они мол будут настаивать на самом суровом наказании.  В этой связи изложенная позиция высшей судебной инстанции представляется весьма значимой для защиты.

 

6.02.2022 г.

 

 

А. Арутюнов, адвокат, доктор юридических наук (специально для Виперсон. ру)

 

Читайте...

Верховный Суд Российской Федерации предлагает оптимизировать уголовное судопроизводство

 

 

           

Верховный Суд РФ  разработал законопроект о внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс РФ. Прежде всего, представляется, это связано с унификацией процессуального законодательства. Как известно, в настоящее время право на подачу кассационной жалобы в гражданском, арбитражном и административном судопроизводствах возникает исключительно при условии обжалования решения суда первой инстанции в суде апелляционной инстанции. Следовательно, в целях унификации подобный порядок надлежит установить и для уголовного судопроизводства. Кроме того, в пояснительной записке к законопроекту отмечается необходимость активного использования участниками процесса механизма апелляционного обжалования судебных решений, который предусматривает более широкий спектр процессуальных средств и возможностей для исправления судебных ошибок, чем кассационное производство. Между тем, как ни странно, статистические данные свидетельствуют о парадоксальном, если хотите, игнорировании участниками уголовного процесса суда апелляционной инстанции. «Наметившаяся тенденция к отказу участников процесса, не согласных с итоговым решением суда первой инстанции, от инициирования проверки своих доводов в порядке апелляционного производства не обеспечивает необходимый уровень гарантий эффективного и справедливого судебного разбирательства, поскольку именно в рамках процедуры апелляционного производства должны оперативно и своевременно устраняться нарушения закона, допущенные судом первой инстанции и повлиявшие на законность, обоснованность и справедливость постановленного им приговора или иного итогового решения», - указывается в пояснительной записке к законопроекту.  Ранее, еще до кардинальных изменений в уголовный процесс, и Конституционный Суд РФ отмечал, что допущенные судом первой инстанции ошибки должны исправляться судом второй инстанции, поскольку их  процедуры наиболее приближены к производству в суде первой инстанции (постановления №11-П от 17 ноября 2005 года, №2-П от 5 февраля 2007 года, №10-П от 21 апреля 2010 года, №25-П от 12 октября 2015 года).

Очевидно, что сложившаяся ситуация подлежит исправлению. В этой связи законопроектом предлагается внести изменения в статью 401.3 УПК РФ, в соответствии с которыми в порядке сплошной кассации могут быть обжалованы только такие итоговые судебные решения, которые были предметом рассмотрения суда апелляционной инстанции. В свою очередь, для итоговых судебных решений, не являвшихся предметом рассмотрения в суде апелляционной инстанции, сохраняется возможность их обжалования по правилам выборочной кассации, согласно которым жалоба или представление подаются непосредственно в суд кассационной инстанции и рассматриваются им в случае принятия судьей решения о передаче их для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции (часть 3 статьи 401.3, статьи 401.10 - 401.12 УПК РФ). Напомним, что порядок сплошной кассации предполагает назначение судебного заседания суда кассационной инстанции без предварительного решения судьи о передаче кассационных жалобы, представления для их рассмотрения в судебном заседании, а выборочная кассация обусловлена предварительным положительным решением судьи о передаче кассационных жалобы, представления для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции (статья 401.3 УПК РФ, пункт 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ №19 от 25.06.2019  (ред. от 29.06.2021) «О применении норм главы 47.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде кассационной инстанции»).

Это означает, что использование механизма апелляционного обжалования позволит участнику процесса довести свои доводы непосредственно до суда кассационной инстанции без предварительного решения судьи.

Таким образом, предлагаемый порядок инстанционности обжалования, как направленный на мотивирование участников процесса по использованию своего права пересмотра судебного решения в апелляционном порядке, позволит оптимизировать уголовное судопроизводство и достичь публично значимых целей без снижения гарантий охраны прав и законных интересов граждан, констатирует высшая судебная инстанция. 

А. Арутюнов, адвокат, председатель МКА «Арутюнов и партнеры», доктор юридических наук (Всероссийский рейтинг «Лучшие адвокаты», 12.01.2022)