Московская коллегия адвокатов «Арутюнов и партнеры»

Адвокат АРУТЮНОВ АЛЕКСАНДР АРТАШЕВИЧ

 

- Университетский диплом с отличием в 1982 году. 

 

- Защита диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук в 2001 году.

 

- Защита диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук на тему «Соучастие в преступлении по уголовному праву Российской Федерации» в 2007 году.

 

- Стаж адвокатской деятельности с 1983 года.

 

 

Александр Арутюнов занимает первую строчку в рейтинге персональных страниц Viperson (раздел "Право").

 

 

Александр Арташевич Арутюнов входит в рейтинг лучших адвокатов Москвы и России (https://advokat-rating.ru).

 

Новости

Слушайте...

 

19 января 2021 года (9-00 - 9-30) на радио "Маяк" слушайте передачу "Как дистанционному работнику защитить свои права" с участием адвоката, доктора юридических наук Александра Арутюнова.

 

Читайте...

 

  


 

Права критиковать возможное задержание Навального у Запада нет — адвокат

Блогер Алексей Навальный объявлен в федеральный розыск Федеральной службой исполнения наказаний (ФСИН). Его адвокат Вадим Кобзев дал понять, что Навальный намерен вернуться в Россию несмотря на законные перспективы его задержания по прибытии. Эксперт прокомментировал РАПСИ международный контекст такого решения блогера, а также перспективы возбуждения против него уголовных дел по ряду статей.

В России Навального ждет возобновление судебного производства по делу о клевете (статья 128.1 УК РФ) в отношении ветерана Великой Отечественной войны, расследование недавно возбужденного уголовного дела по статье 159 УК РФ (мошенничество), рассмотрение вопроса о замене условного срока на реальный в рамках дела «Ив Роше». Кроме того, экспертное сообщество видит все основания для возбуждения дела по статье 275 УК РФ (госизмена). 

«Само выступление Навального (в Европарламенте — прим. ред.) есть повод для возбуждения уголовного дела, а в этом выступлении еще и существуют данные, которые свидетельствуют о том, что в его действиях имеют место признаки состава преступления, предусмотренного статьей 275 УК РФ. Но я должен сказать, что вообще приговор по делу «Ив Роше», и решение, если оно состоится, по статье 128.1 УК РФ – это все, конечно, еще были «цветочки». Обвинение по статье 275 УК РФ – обвинение очень серьезное, как говорится, хуже не бывает. На мой взгляд, эти его советы в ходе выступления в Европарламенте по поводу введения санкций в отношении нашей страны, могут быть расценены как консультационная помощь иностранной организации», - сообщил адвокат, д.ю.н. Александр Арутюнов.

В этой связи решение Навального вернуться в Россию, по мнению Арутюнова, выглядит странным: «сделал ли он такой вывод сам или кто-то его подтолкнул к этому, это вопрос». 

«Если бы Навального объявили в международный розыск, Германии совсем необязательно пришлось бы его выдавать. Дело в том, что его также могли бы признать политическим беженцем, и на этом основании отказать в экстрадиции. И вот этот факт — это еще один аргумент в пользу того, что Навальный скорее всего не принимал самостоятельно решение о возвращении, а скорее всего его кто-то к этому подтолкнул. Кто — это другой вопрос», - высказал свое предположение эксперт. 

Кобзев утверждает, что информацией о том, что его подзащитный объявлен в федеральный розыск, он владел еще в конце декабря. Однако планы на возвращение были получены лишь в последние дни. Это произошло вскоре после громких протестов в США, которые способны изменить информационный фон для международных трактовок действий Навального. 

Адвокат Арутюнов считает, что «события в Америке свидетельствуют о том, что какие-то жесткие меры должны приниматься в отношении нарушителей. И самое главное, США такие меры принимают. Поэтому в отношении Навального в России вполне обоснованно могут быть приняты самые жесткие меры». 

По мнению эксперта, при таком сценарии у США нет никакого права поддерживать Навального. 

«Морального права на критику действий российских правоохранительных органов у Запада нет. Или им необходимо будет признать несправедливость действий своих силовиков», — считает Арутюнов.

Наиболее серьезным обвинением в отношении Навального эксперт считает основания для возбуждения уголовного дела по статье 275 УК РФ (госизмена). И отсутствие прецедентов не означает, что статья не может быть применена в отношении Навального в данном случае. 

«Когда он в ходе выступления дает конкретные советы, консультацию членам Европарламента о том, что нужно принять такие, такие и такие – то есть конкретные – санкции, это все-таки уже консультация. Он бы мог просто сказать, что в отношении России должны быть приняты санкции, и тогда вполне имел бы возможность защищаться, утверждая, будто лишь высказал свое мнение. Но есть четкая грань между государственной изменой и мнением частного лица. Когда Навальный озвучивает конкретные способы использования тех или иных санкций, то это уже можно расценивать как консультационную помощь», — заключил Арутюнов.

                                                РАПСИ (14 января 2021 г.)

 

Слушайте, смотрите


 

14 января 2021 года (10-30) смотрите и слушайте на радио "Спутник" комментарий адвоката, доктора юридических наук Александра Арутюнова к инициативе банков фиксировать эмоциональное состояние клиентов.

 

Читайте...

 

 

   

 

Верховный Суд Российской Федерации разрешил проводить почерковедческие экспертизы по копии документа

 

В предновогоднем обзоре судебной практики, по сообщению РАПСИ, Верховный Суд РФ со ссылкой на части 1 и 2 статьи 71 ГПК РФ разъяснил, что нормы процессуального права не запрещают представлять письменные доказательства в копиях, а также проводить судебную почерковедческую экспертизу по копии документа. При этом высшая судебная инстанция указала, что «вопросы о достаточности и пригодности материалов, предоставленных для исследования, а также о методике проведения экспертизы, относятся к компетенции лица, проводящего экспертизу».

Приведенные разъяснения даны Верховным Судом РФ по конкретному делу по иску банка к должнику.

Суд первой инстанции установил, что стороны заключили договор потребительского кредита, но должник прекратил выплаты и в суде утверждал, что договор кредита с расходно-кассовым ордером он не подписывал и денежных средств не получал. В связи с этим суд назначил почерковедческую экспертизу, а расходы по ее проведению возложил на ответчика, оспаривающего факт подписания договора и расходно-кассового ордера.

Очевидно, что суд действовал в соответствии с ч. 1 ст. 79 ГПК РФ при назначении экспертизы и ч. 1 ст. 80 ГПК РФ, указав сторону, которая производит оплату экспертизы.

При этом определение о назначении экспертизы и о необходимости ее оплаты ответчиком было вынесено в судебном заседании с участием представителя ответчика. Иными словами, на этой стадии процесса действия суда с юридической точки зрения были безупречными.

В материалах дела имеется адресованное ответчику уведомление суда первой инстанции о необходимости произвести оплату экспертизы на счет Судебного департамента или экспертного учреждения. Но ответчик оплачивать экспертизу не стал и материалы гражданского дела были возвращены экспертным учреждением в суд без производства экспертизы.

Надо сказать, что на практике подобное происходит довольно часто, хотя согласно ст. 85 ГПК РФ «эксперт или судебно-экспертное учреждение не вправе отказаться от проведения порученной им экспертизы в установленный судом срок, мотивируя это отказом стороны произвести оплату экспертизы до ее проведения. В случае отказа стороны от предварительной оплаты экспертизы эксперт или судебно-экспертное учреждение обязаны провести назначенную судом экспертизу и вместе с заявлением о возмещении понесенных расходов направить заключение эксперта в суд с документами, подтверждающими расходы на проведение экспертизы, для решения судом вопроса о возмещении этих расходов соответствующей стороной с учетом положений части первой статьи 96 и статьи 98 настоящего Кодекса».

Следовательно, незаконная практика отказа эксперта или экспертного учреждения в проведении экспертизы ввиду отказа от ее предварительной оплаты должна быть прекращена.

В результате суд первой инстанции встал на сторону банка и обязал ответчика выплатить долг. Суд указал, что в связи с уклонением ответчика от оплаты расходов по проведению экспертизы факт подписания им договора потребительского кредита и расходно-кассового ордера на получение денежной суммы следует считать установленным.

Нам представляется, что позиция суда первой инстанции по этому вопросу не была основана на законе.

 В ч. 3 ст. 79 ГПК РФ четко указано: «При уклонении стороны от участия в экспертизе, непредставлении экспертам необходимых материалов и документов для исследования и в иных случаях, если по обстоятельствам дела и без участия этой стороны экспертизу провести невозможно, суд в зависимости от того, какая сторона уклоняется от экспертизы, а также какое для нее она имеет значение, вправе признать факт, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым».

Значит, факт отказа от оплаты расходов по проведению экспертизы не является основанием для признания конкретного факта установленным или опровергнутым.

Суд первой инстанции, по нашему мнению, был обязан на основании ст. 85 ГПК РФ потребовать проведения экспертизы.

Между тем, суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции, отметив, что в материалах дела отсутствуют данные о том, что ответчика уведомили о необходимости оплаты экспертизы, а также данные о его отказе от проведения назначенной судом почерковедческой экспертизы.

Суд апелляционной инстанции правильно, на наш взгляд, указал, что эксперт обязан был провести порученную судом экспертизу и дать обоснованное и объективное заключение по поставленным перед ним вопросам, а отсутствие оплаты не является основанием для отказа в проведении экспертизы.

Однако последующие выводы суда апелляционной инстанции противоречат положениям ст. 67 и 71 ГПК РФ.

Так, суд апелляционной инстанции сослался на то, что истец представил в суд только копию расходно-кассового ордера, однако подлинник этого ордера, подтверждающий получение заемщиком денежных средств, не приложил. В этой связи суд апелляционной инстанции в назначении почерковедческой экспертизы,  о чем ходатайствовали стороны, отказал, сославшись на нецелесообразность ее проведения по копиям. (Справка. В адвокатской среде тоже бытует устоявшееся мнение, что почерковедческая экспертиза по копии документа не проводится.)

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ с выводами суда апелляционной инстанции не согласилась. Причем разъяснения высшей судебной инстанции страны представляются, на первый взгляд, чуть ли не новацией. Однако позиция Верховного Суда РФ основана на законе и никоим образом не противоречит закону. Как уже указывалось, письменные доказательства могут представляться в копиях. Другое дело, что для копии документа законом предусмотрен целый ряд требований, несоблюдение которых влечет признание копии документа доказательством, полученным с нарушением закона и не имеющим юридической силы (ч. 2 ст. 55 ГПК РФ).

 Прежде всего, копии документов, согласно ч. 2 ст. 71 ГПК РФ, должны быть надлежащим образом заверены. Далее, при оценке копии документа, указано в ч. 6  ст. 67 ГПК РФ, суд проверяет, не произошло ли при копировании изменение содержания копии документа по сравнению с его оригиналом, с помощью какого технического приема выполнено копирование, гарантирует ли копирование тождественность копии документа и его оригинала, каким образом сохранялась копия документа. Наконец,  в соответствии с ч. 7 ст. 67 ГПК РФ суд не может считать доказанными обстоятельства, подтверждаемые только копией документа, если утрачен и не передан суду оригинал документа, и представленные каждой из спорящих сторон копии этого документа не тождественны между собой, и невозможно установить подлинное содержание оригинала документа с помощью других доказательств.

Если указанные условия не соблюдены, то суд, оценив копию документа с позиций относимости, допустимости и достоверности (ч. 3 ст. 67 ГПК РФ), признает ее доказательством, полученным с нарушением закона  и не имеющим юридической силы (ч. 2 ст. 55 ГПК РФ); естественно, отпадает возможность и необходимость в назначении и проведении по ней экспертизы.

Копия документа, соответствующая требованиям закона, может быть предметом экспертного исследования.

Особо отметим, что разъяснения высшей судебной инстанции о том, что «вопросы о достаточности и пригодности материалов, предоставленных для исследования…, относятся к компетенции лица, проводящего экспертизу», отнюдь не означают, будто эксперт должен и будет оценивать юридическую силу копии документа как письменного доказательства. Речь идет о том, что эксперт в рамках своей компетенции разрешает исключительно «технический» вопрос о  достаточности и пригодности представленной копии документа для экспертного исследования.

Таким образом, Верховный Суд Российской Федерации, разъясняя возможность представления письменных доказательств в копиях, а также проведения почерковедческих документов по копии документа, имеет в виду лишь надлежаще заверенные копии документов, отвечающие требованиям гражданско-процессуального законодательства.

А. Арутюнов, адвокат, председатель МКА «Арутюнов и партнеры», доктор юридических наук (Всероссийский рейтинг «Лучшие адвокаты», 13.01.2021.)

 

Читайте...

 

Верховный Суд Российской Федерации о добровольном возмещении имущественного ущерба и морального вреда

В четвёртом обзоре судебной практики за 2020 год Верховный Суд РФ по конкретному делу поднял вопрос о соразмерности действий, направленных на заглаживание причинённого потерпевшему вреда, характеру общественно опасных последствий, наступивших в результате совершения преступления.

«Положения пункта «к» части 1 статьи 61 УК РФ о признании смягчающим обстоятельством добровольного возмещения имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, применяются лишь в случае их возмещения в полном объеме. Суд вправе признать в качестве смягчающего наказание обстоятельства частичное возмещение причиненного преступлением вреда на основании части 2 статьи 61 УК РФ», - подчеркнул Верховный Суд РФ.            

Пожалуй, указанные разъяснения высшей судебной инстанции страны выглядят, по меньшей мере, неожиданными. Судебная практика на протяжении многих лет складывалась таким образом, что зачастую виновное в совершении преступления лицо возмещало причиненный вред лишь частично. Похоже, это было связано, помимо прочего, с тем, что в пункте «к» части 1 статьи 61 УК РФ сказано о добровольном возмещении имущественного ущерба и морального вреда вообще, то есть без указания на то, о полном или частичном возмещении идет речь.

В результате, иногда размер возмещения выглядел по сравнению с реально причиненным ущербом просто издевательским, тем не менее суд был вынужден признавать «копеечное» возмещение вреда смягчающим вину обстоятельством в соответствии с пунктом «к» части 1 статьи 61 УК РФ.

Это, в свою очередь, означало, в частности, что суд был обязан при назначении наказания учитывать следующее положение части 1 статьи 62 УК РФ: «При наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами «и» и (или) «к» части 1 статьи 61 настоящего Кодекса, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса».

Подобная практика искажала саму суть правосудия, поэтому высшая судебная инстанция страны решила придать пункту «к» части 1 статьи 61 УК РФ совершенно конкретный смысл. 

Верховный Суд РФ прямо указал: «Действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему (оплата лечения, оказание какой-либо помощи потерпевшему, принесение извинений и др.), как основание для признания их обстоятельством, смягчающим наказание, в любом случае должны быть соразмерны характеру общественно опасных последствий, наступивших в результате совершения преступления».  И, самое главное, установил, что пункт «к» части 1 статьи 61 УК РФ может применяться лишь при полном возмещении причиненного ущерба и морального вреда.

Однако в этой связи неизбежно возникает вопрос о том,  что даже частичное возмещение причиненного материального ущерба и морального вреда все-таки должно определенным образом учитываться судом. И надо заметить, что высшая судебная инстанция «изящно» разрешила этот вопрос, подчеркнув, что частичное возмещение вреда может быть признано смягчающим вину обстоятельством на основании части 2 статьи 61 УК РФ. Вряд ли до этого в судебной практике частичное возмещение причиненного ущерба и морального вреда признавалось смягчающим вину обстоятельством не «напрямую» по пункту «к» части 1 статьи 61 УК РФ, а по ч. 2 статьи 61 УК РФ.

В настоящий момент это, безусловно, выход из положения. При этом в будущем, по нашему мнению, необходимо законодательное разрешение проблемы. Вариантов может быть несколько. Допустим, прямое указание в пункте «к» части 1 статьи 61 УК РФ на полное возмещение вреда. С другой стороны, частичное возмещение ущерба невозможно не учитывать. Признание его смягчающим вину обстоятельством на основании части 2 статьи 61 УК РФ выглядит половинчатой мерой. Бывают случаи, когда виновное лицо считает своим долгом  помочь потерпевшему, но не имеет возможности сделать это в полном объеме в силу сложного материального положения. Разве это не повод для признания частичного возмещения вреда смягчающим вину обстоятельством равным полному возмещения вреда по пункту «к» части 1 статьи 61 УК РФ? К тому же в Уголовном кодексе РФ частичное возмещение вреда имеет серьезное значение. К примеру, в статье 74 УК РФ частичное возмещение вреда является одним из оснований  для отмены условного осуждения и снятия с осужденного судимости. В этой связи возможен вариант законодательного определения частичного возмещения вреда, установления некой градации, обозначения условий применения…

А. Арутюнов, адвокат, председатель МКА «Арутюнов и партнеры», доктор юридических наук (Всероссийский рейтинг «Лучшие адвокаты», 13.01.2021.)

 

Смотрите...


 

30 декабря 2020 года (20-20 - 20-30) смотрите и слушайте на радио "Спутник" комментарий адвоката, доктора юридических наук Александра Арутюнова к пакету законов о митингах, блокировках улиц, конфиденциальности данных сотрудников силовых служб.

 

Читайте...

 

  


 

Совершил ли Алексей Навальный государственную измену – мнение экспертов

Европейский Союз 17 декабря продлил до конца июля 2021 года срок действия санкций, введенных в отношении ряда отраслей российской экономики. Этому событию непосредственно предшествовало выступление блогера Алексея Навального в Европарламенте, в ходе которого он рассказал какие формы санкций и в отношении каких определенных персон, объектов и отраслей способны нанести заметный ущерб интересам российского государства.

Некоторые юридические эксперты посчитали, что содержание выступления Навального подпадает под действие статьи 275 Уголовного кодекса (УК) РФ: государственная измена. РАПСИ попросило адвокатов прокомментировать эту версию и дать прогноз дальнейшего развития событий в правовом поле.

Алексей Навальный принял участие в дискуссии в комитете по международным делам Европарламента. В ходе своего выступления блогер предложил конкретную схему введения новых санкций против России, а также назвал их цели. Навальный проанализировал, какие именно действия со стороны Европы могут вызвать наиболее острую реакцию российских властей, нанеся ущерб интересам нашей страны.

Вывод о том, несут ли формулировки Навального консультационный характер, имеет принципиальное значение, поскольку именно от этого определения зависит решение вопроса, совершил ли он государственную измену. Согласно статье 275 УК РФ, это тяжелое преступление, в частности, может быть совершено в форме оказания «консультационной или иной помощи иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям в деятельности, направленной против безопасности РФ».

Адвокат, д.ю.н. Александр Арутюнов считает, что у правоохранительных органов есть все основания для возбуждения уголовного дела в отношении Навального по статье 275 УК РФ. 

«Само выступление Навального (в Европарламенте — прим. ред.) есть повод для возбуждения уголовного дела, а в этом выступлении еще и существуют данные, которые свидетельствуют о том, что в его действиях имеют место признаки состава преступления, предусмотренного статьей 275 УК РФ.

Но я должен сказать, что вообще приговор по делу «Ив Роше», и решение, если оно состоится, по статье 128.1 УК РФ (клевета в отношении ветерана ВОВ Игната Артеменко – прим. ред.) – это все, конечно, еще были «цветочки». Обвинение по статье 275 УК РФ – обвинение очень серьезное, как говорится, хуже не бывает. На мой взгляд, эти его советы в ходе выступления в Европарламенте по поводу введения санкций в отношении нашей страны, могут быть расценены как консультационная помощь иностранной организации», - считает Арутюнов.

С ним согласен адвокат, к.ю.н. Александр Зорин, который напомнил об истоках появления этой статьи Уголовного кодекса РФ в действующей формулировке: «Во время Великой Отечественной войны коллаборационисты из числа граждан нашей страны выдавали партизан фашистам, помогали немцам сбрасывать бомбы с самолётов точно на жизненно важные объекты, на расположение советских войск. Эти действия назывались просто предательством и карались расстрелом на месте». 

«Сейчас время не военное, однако против России идёт новая не объявленная и подлая информационно-финансовая гибридная война: боевые действия XXI века — это антиправовые санкции по подрыву и уничтожению целых отраслей экономики и массовый удар по благосостоянию наших граждан. И современное предательство, на юридическом языке, сейчас называется - государственная измена. 

Это понятие чётко прописано в статье 275 УК РФ, и действия блогера Алексея Навального по оказанию консультационной помощи иностранному государству, международным организациям в целях подрыва безопасности нашей страны очевидно попадают под признаки указанного выше особо тяжкого преступления», - адвокат Александр Зорин.

Содержание выступления Навального в Европарламенте прокомментировал адвокат Дмитрий Аграновский, которому характер выступления блогера напомнил советских общественных деятелей, «один из которых призывал оказывать давление на Советский Союз, а второй – применить ядерное оружие». 

«Навальный в ходе этого выступления призывал совершить действия, которые причинят серьезный ущерб так называемым олигархам, а по факту это будет ущерб экономике России. Мы в капиталистическое время живем, удар по бизнесу – это удар по экономике и, в конечном счете, по обществу, потому что все взаимосвязано… Действительно призывы были именно к причинению экономического ущерба стране, убрать все полутона», - пояснил Аграновский. 

По поводу причин столь радикального решения Навального свои предположения высказал адвокат Арутюнов. По его мнению, находясь в Германии Навальный решил не возвращаться в Россию и просто «пошел в разнос». Своим выступлением он фактически публично продемонстрировал это намерение. В этой связи высока вероятность того, что в ближайшее время встанет вопрос о его экстрадиции. 

«Если предположить, что дело по данной статье (275 УК РФ – прим. ред.) возбудят, Навальному заочно будет предъявлено обвинение, и приговор в отношении него будет вынесен обвинительный, то со временем, Генеральная прокуратура РФ сможет выступить  с ходатайством к властям Германии о том, чтобы этот господин  был выдан РФ для исполнения решения российского суда»,

- адвокат Александр Арутюнов.

Арутюнов отмечает, что сложность задачи, которая встанет перед следственными органами в случае возбуждения дела в отношении Навального по статье 275 УК РФ, может заключаться в отсутствии прецедентов – похожих дел (о публичном консультировании иностранной организации) на памяти адвоката не было. 

«Тем не менее, отсутствие такого рода дел вовсе не означает, что статья 275 УК РФ не может быть применена в отношении господина Навального в данном случае. Когда он в ходе выступления дает конкретные советы, консультацию членам Европарламента о том, что нужно принять такие, такие и такие – то есть конкретные – санкции, это все-таки уже консультация. Он бы мог просто сказать, что в отношении России должны быть приняты санкции, и тогда вполне имел бы возможность защищаться, утверждая, будто лишь высказал свое мнение. Но есть четкая грань между государственной изменой и мнением частного лица. Когда Навальный озвучивает конкретные способы использования тех или иных санкций, то это уже можно расценивать как консультационную помощь», - заключил Арутюнов.