Московская коллегия адвокатов «Арутюнов и партнеры»

Адвокат АРУТЮНОВ АЛЕКСАНДР АРТАШЕВИЧ

 

- Университетский диплом с отличием в 1982 году. 

 

- Защита диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук в 2001 году.

 

- Защита диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук на тему «Соучастие в преступлении по уголовному праву Российской Федерации» в 2007 году.

 

- Стаж адвокатской деятельности с 1983 года.

 

 

Александр Арутюнов занимает первое место в рейтинге персональных страниц Viperson (раздел "Право").

 

Александр Арутюнов регулярно пишет статьи для журнала Men's Health (Записки адвоката).

 

Александр Арташевич Арутюнов входит в рейтинг лучших адвокатов Москвы и России (https://advokat-rating.ru).

 

Новости

Слушайте...


21 мая 2020 года на радио "Говорит Москва" (17-20) адвокат, доктор юридических наук Александр Арутюнов выскажется по вопросу введения в закон понятия "самоизоляция". 

 

Читайте...

 

Следственный комитет России проверяет инцидент с мужчиной, натравившим собаку на женщину в Москве

 

Пресс-служба следственного управления Следственного комитета по городу Москве заявила о проверке инцидента с собакой, которую ее хозяин натравил на женщину.

Видеозапись, на которой мужчина натравливает собаку бойцовской породы на женщину, появилась в Telegram-канале Baza. По предварительным данным, конфликт возник после того, как женщина сделала замечание мужчине за сорванные им на клумбе цветы.

Мужчина дал собаке команду, после чего животное накинулось на женщину и повалило её на землю. Уточняется, что собака укусила женщину за руку, повредив ей несколько пальцев.

В настоящее время следователи проводят проверку, направленную на установление фактов инцидента. По результатам проверки будет принято процессуальное решение.

 

Попробуем, не претендуя на истину в последней инстанции, дать уголовно-правовую оценку случившемуся событию.

 

Можно ли привлечь к уголовной ответственности хозяина собаки? (Вопрос об ответственности собаки нельзя ставить в силу абсурдности.) Да, наука уголовного права и судебная практика однозначно признают посредственным исполнением использование в преступных целях не являющихся физическими лицами «одушевленных» орудий преступления (животных)[1]. Если хозяин собаки дает команду, по которой собака нападает на человека и причиняет телесные повреждения, то к уголовной ответственности привлекается действующий с умыслом (похоже, прямым, но неопределенным) хозяин собаки. Правда, в части 2 статьи 33 УК РФ по вопросу использования животных имеет место пробел, ибо в ней речь идет только об использовании «других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, предусмотренных настоящим Кодексом». В этой связи, по нашему мнению, совершение преступления посредством использования «одушевленных» орудий преступления (животных) необходимо закрепить в ч. 2 ст. 33 УК РФ. Тем не менее, констатируем, что на практике хозяин, натравивший собаку на другого человека, привлекается к уголовной ответственности.

Далее, возникает вопрос о том, по какой статье УК РФ должен быть привлечен к уголовной ответственности хозяин собаки? Это будет зависеть от степени тяжести причиненных потерпевшей телесных повреждений. Судя по всему, женщине был причинен легкий вред здоровью, поэтому виновное лицо, скорее всего, подлежит уголовной ответственности по ст. 115 УК РФ. (Причинение средней тяжести вреда здоровью повлечет квалификацию по более тяжкой ст. 112 УК РФ.) При этом ч. 2 ст. 115 УК РФ предусматривает, в частности, три квалифицирующих признака: хулиганские побуждения; применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия; выполнение потерпевшим лицом общественного долга. На наш взгляд, о хулиганских побуждениях виновного лица утверждать невозможно, поскольку с его стороны имела место личная неприязнь к потерпевшему лицу за сделанное ему замечание (между прочим, справедливое). Пожалуй, сложным для разрешения является и вопрос о том, можно ли признать использование собаки как применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия? Нам представляется, что вменение указанного квалифицирующего признака будет излишним, хотя в уже указанном постановлении Пленума Верховного Суда РФ прямо рекомендуется применение собаки при разбойных нападениях квалифицировать как применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия[2]. Наконец, не выполняла ли потерпевшая общественный долг, делая замечание хозяину собаки за сорванные цветы? Строго говоря, выполняла. Однако ответ на вопрос о возможности квалификации действий виновного лица по указанному квалифицирующему признаку мы оставляем открытым ввиду скудости исходных данных.

Остается дождаться результатов проверки.

 


А. Арутюнов, председатель Московской коллегии адвокатов "Арутюнов и партнеры", адвокат, доктор юридических наук (специально для Виперсон.ру)



[1] См., например: Никулин С.И. Энциклопедия уголовного права. Т. 6: Соучастие в преступлении. С. 156-157; Арутюнов А.А. Соучастие в преступлении. М. 2013. С. 186; постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 года № 29 (в ред. от 16.05.2017) «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» (п. 23).

[2] См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 года № 29 (в ред. от 16.05.2017) «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» (п. 23).

 

Читайте...


 

 

 

        

ПОМНИМ! ПОБЕДИМ!

 

Слушайте...

 

22 апреля 2020 года на радио "Говорит Москва" (17-36) слушайте комментарий адвоката, доктора юридических наук Александра Арутюнова к поправкам в закон "О полиции". 

 

Слушайте...

11 февраля 2020 года (17-03 - 18-00) на радио "Говорит Москва" слушайте программу "Своя правда" с участием адвоката Арутюнова Александра Арташевича. Тема: "Алену Воданаеву могут привлечь по статье о "возбуждении ненависти" за публикацию в Instagram".

 

Читайте...


Верховный Суд Российской Федерации о законности и обоснованности проведения оперативно-розыскных мероприятий

 

Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 декабря 2019 года внесен ряд изменений и дополнений в постановление        «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» от 9 июля 2013 года. Полагаем, что эти изменения и дополнения требуют детального осмысления. Пока же в контексте настоящей статьи нас интересуют вопросы использования результатов оперативно-розыскных мероприятий, в существе которых мы и попробуем разобраться.

 

Итак, в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24.12.2019 года появился пункт 36.3, который имеет смысл привести полностью: «Результаты оперативно-розыскного мероприятия могут использоваться в доказывании по уголовному делу о коррупционном преступлении, если они получены и переданы органу предварительного расследования или суду в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у лица умысла на получение или дачу взятки либо предмета коммерческого подкупа, а равно на совершение посреднических действий, который сформировался независимо от деятельности сотрудников органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. В связи с этим для оценки доказательств, полученных в ходе осуществления оперативно-розыскной деятельности, суду независимо от признания подсудимым своей вины необходимо проверять законность и обоснованность проведения каждого такого оперативно-розыскного мероприятия».

Надо сказать, что требования о проверке законности проведения оперативно-розыскных мероприятий уже существуют в действующем законодательстве (ст. 87-89 УПК РФ). Так, в соответствии со ст. 89 УПК РФ запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, которые предъявляются уголовно-процессуальным законом к доказательствам. И суды (любой адвокат это подтвердит) всегда такую проверку проводили. Однако она зачастую носила формальный характер, особенно в случаях признания подсудимым своей вины. (Правда, в случае отрицания подсудимым вины суды подходили к проверке более ответственно, ибо на результатах оперативно-розыскных мероприятий строилось, собственно, все обвинение.)

Очевидно, высшая судебная инстанция страны намерена исключить случаи формального подхода к оценке результатов оперативно-розыскной деятельности даже тогда, когда подсудимый признает свою вину.    Это связано с наличием случаев, когда, например, взятка передается с согласия или по предложению должностного лица, но такое согласие либо предложение было получено в результате склонения этих лиц к получению ценностей при обстоятельствах, свидетельствующих о том, что без вмешательства сотрудников правоохранительных органов умысел на их получение не возник бы и преступление не было бы совершено. При этом принятие денег, ценных бумаг, иного имущества или имущественных прав, а равно услуг имущественного характера не может расцениваться как уголовно наказуемое деяние. В этом случае в содеянном отсутствует состав преступления (пункт 2 части 1 статьи 24 УПК РФ). Изложенное закреплено в п. 34 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 декабря 2019 года. Строго говоря, это было закреплено и в п. 34  постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 9 июля 2013 года, однако теперь судам разъяснена необходимость проверки результатов оперативно-розыскных мероприятий даже в случае признания подсудимым своей вины. Иными словами, если умысел должностного лица детерминирован действиями сотрудников правоохранительных органов, которые склонили это лицо к получению взятки, то состав преступления у него отсутствует. (Заметим, что защитнику придется разрешить с клиентом, признающим вину, вопрос о возможности его оправдания за отсутствием состава преступления.)

Тем самым у защиты появляются шансы, что нас, адвокатов-защитников, несомненно, должно только радовать и вдохновлять. Однако пассивной защитой здесь не обойтись. Напомним, что даже защита иногда подходила к проверке результатов оперативно-розыскных мероприятий формально. К примеру, судья, поспешно листая дело, объявляет: «Лист дела 10 – заявление; лист дела 11 – рапорт…». Защита сидит и молча слушает. Проведена проверка? Как будто проведена. Теперь же и для суда, и для защиты подобное исключено. Напомним еще, что если в силу каких-то причин проверка результатов оперативно-розыскных мероприятий прошла формально, то согласно ч. 1-1 ст. 389-6 УПК РФ защита при подаче апелляционной жалобы вправе заявить ходатайство об исследовании судом апелляционной инстанции доказательств, которые были исследованы судом первой инстанции. Фактически речь идет о повторном исследовании доказательств, но уже вышестоящим судом (ст. 389-13 УПК РФ).

Таким образом, опираясь на ст. 87-89 УПК РФ, постановление Пленума ВС РФ от 24.12.2019 года, положения ч. 1-1 ст. 389-6, ст. 389-13 УПК РФ, защита при добросовестном отношении к делу вполне может рассчитывать на благоприятный исход для своего клиента.

 

А. Арутюнов, адвокат, председатель МКА «Арутюнов и партнеры» (Всероссийский рейтинг «Лучшие адвокаты», 19.01.2020.)

 

 

 

США признали Геноцид армян!

 

 

 

 СВЕРШИЛОСЬ!!!

 

США ПРИЗНАЛИ ГЕНОЦИД АРМЯН!!!